Бокова Галина

К своему сердцу с мольбой о мужестве Тише, сердце, тише! Тот, кто страшится волн и огня И ветров, гудящих вдоль звездных дорог, Будет волей ветра, волн и огня Стерт без следа, ибо он чужой Одинокому мужеству бытия.

ВЛЮБЛЕННЫЙ РАССКАЗЫВАЕТ О РОЗЕ, ЦВЕТУЩЕЙ В ЕГО СЕРДЦЕ

Кто нас увидел, навек пропал: Сначала это были витиеватые строки на тему любовной лирики. Его поэзия была одобрена Оскаром Уайлдом. С года появляются стихи в патриотическом ключе, героями его поэм становятся образы древнеирландского кельтского фольклора.

И сердце жалостное успокой. Я никому не Тише ступайте, чтоб и крот слепой. Не слышал. Скорбят над ними в страхе и тревоге; Всех пуще.

Лог Дог — тише тише это сердце моё бьётся Подойди поближе и ты услышишь сердце шепчет тише Бог тебя выдумал Я говорю тебе про любовь Та которая на край за тобою пойдет,та которая одним лишь тобою живет. Я не верю никому: Никому тебя на свете я не отдам! Сердце мое с тобой Сердце, тише, не мешай!!! Эта ложь, суета, для кого-для меня Ну зачем, объясни вены мне рвёшь Ну а сердце бьется всё тише Сердце бьётся еле еле Ты видишь, Как душа из тела рвётся выше, выше Ты - первый, Кто меня столкнул с моих небес на скалы

Уильям Йейтс - Переводы из Уильяма Йейтса( Григорий Кружков) Великое колесо возвращений

Буйство мчит по дороге, буйство правит конями, Некоторые - в гирляндах на разметавшихся гривах - Всадниц несут прельстивых, всхрапывают и косят, Мчатся и исчезают, рассеиваясь между холмами, Но зло поднимает голову и вслушивается в перерывах: Дочери Иродиады снова скачут назад. Внезапный вихрь пыли взметнется - и прогрохочет Эхо копыт - и снова клубящимся диким роем В хаосе ветра слепого они пролетают вскачь; Как все разражаются смехом или сердитым воем - Что на кого накатит, ибо сброд их незряч.

И вот утихает ветер, и пыль оседает следом, И на скакуне последнем, взгляд бессмысленный вперя Из-под соломенной челки в неразличимую тьму, Проносится Роберт Артисон, прельстивый и наглый демон, Кому влюбленная леди носила павлиньи перья И петушиные гребни крошила в жертву ему.

По описанию сразу понятно, что он испытал ужасный страх, Марикка верно распознала, чего он . Тише, сердце, тише! страх успокой;.

Я любила дракона, пока ты ко мне не пришел, Потому что считала любовь неизбежной игрой; Соблюдать ее правила, кажется, труд не тяжел, - Но бывает занятно и даже приятно порой Скуку будней развеять, блеснув загорелым плечом, Скоротать полчаса за одной из невинных забав. Но ты встал средь змеиных колец с обнаженным мечом; Я смеялась, как дура, сперва ничего не поняв.

Но ты змея сразил и оковы мои разорвал, Легендарный Персей иль Георгий, отбросивший щит. И в лицо нам, притихшим, ревет налетающий шквал, И волшебная птица над нами в тумане кричит.

ОН ПРОСИТ У СВОЕЙ ЛЮБИМОЙ ПОКОЯ

Ребенка плач у дороги, телеги скрип за мостом, Шаги усталого пахаря и всхлипы осени грязной - Туманит и искажает твой образ в сердце моем. Как много зла и печали! Я заново все перестрою - И на холме одиноко прилягу весенним днем, Чтоб стали земля и небо шкатулкою золотою Для грез о прекрасной розе, цветущей в сердце моем. Я превратился в гончую с рваной шерстью на тощих боках; Я был на Тропе Камней и в Чаще Длинных Шипов, Потому что кто-то вложил боль и ярость, желанье и страх В ноги мои, чтоб я гнал тебя ночью и днем.

У.Б. Йейтс о подобных кельтских чувствах пишет так: Тише, сердце, тише! Страх успокой,. Вспомни мудрости древний урок: Тот, кто страшится волн и.

Подписки Пользователь сайта . Использование и перепечатка печатных материалов сайта . Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта. Размещение объектов интеллектуальной собственности фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.

Стихи. (В переводах разных авторов)

Прошу великодушно простить меня, что я не вовремя давал свои отзывы на Ваши великолепные рецензии. Желаю всего доброго, хорошего, светлого, благодатного! Я прошу у Вас прощения за всё, что было, не было, будет и не будет! Спасибо, что познакомили меня С Вийоном. Если без шуток - философично.

Тише, сердце, тише! страх успокой;. Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня. И ветров, гудящих вдоль.

Опять зазеленел засохший шип. Сегодня день тоски в моей державе, сегодня грусть мне прострелила грудь свинцом печали. И вот я смерть ищу в чужих руках: Я этого не знаю А если б знал, то сердцем написал бы последнее из писем, я сделал бы чернильницу из сердца, источник слов, прощаний и подарков. Родился я в одну из скверных лун, и больно мне от боли, которая весомей всех веселий. Мой рот в усмешке горькой искривлен.

Вы видите, как взгляд мой непокорен?! Чем больше думаю - тем больше я страдаю: Хочу я сердце вырвать из груди: И сам не знаю, почему и как я, что ни день, себе дарую жизнь

К СВОЕМУ СЕРДЦУ, С МОЛЬБОЙ О МУЖЕСТВЕ

Был в свободу лишь влюблен. Безумец, нашедший чашу с водой, Чувствуя жажды гнет, И рта своего не смочил, боясь, Что луна его проклянет, Стоит лишь сделать один глоток И сердце его умрет. Я в октябре тоже чашу нашел, Как кость, была сухая она, По этой причине безумен я И ночи мои без сна. Когда, состарясь, и клонясь ко сну, Ты сядешь с этой книгой у огня, Припомни взор свой на закате дня И глаз тенистых блеск, и глубину. Сколь многие, кто истинно, кто нет, Любили красоту твою, но был Один, кто душу чистую любил, В изменчивом лице печальный свет.

И, с грустью угли шевеля в золе, Шепни любви, как быстро по горам Она взлетела в небеса, и там Лицо укрыла в звездной полумгле.

Протяженность горной части: 90 км. Всего: км. Тише, сердце, тише! Страх успокой; Вспомни мудрости древней урок: Тот, кто страшится волн и огня.

Пт 21 Фев , Тот, кто страшится волн и огня И ветров, гудящих вдоль звездных дорог, Будет волей ветра, волн и огня Стерт без следа, ибо он чужой Одинокому мужеству бытия.

Текст песни(слова) Смысловые галлюцинации - Сердце, тише

Не гулял с кистенем я в дремучем лесу, Не лежал я во рву в непроглядную ночь, — Я свой век загубил за девицу-красу, За девицу-красу, за дворянскую дочь. Я в немецком саду работАл по весне, Вот однажды сгребаю сучки да пою, Глядь, хозяйская дочка стоит в стороне, Смотрит в оба да слушает песню мою. По торговым селАм, по большим городам Я недаром живал, огородник лихой, Раскрасавиц девиц насмотрелся я там, А такой не видал, да и нету другой.

Черноброва, статна, словно сахар бела!.. Стало жутко, я песни своей не допел.

Хотя.. вам виднее.. Сердце слушайте! А ни кого то! Уберите из сердца обиду. Нравится 0 Тише, сердце, тише, страх успокой. Вспомни мудрости .

К"яростному негодованию" слова из эпитафии Свифта его толкало не только отвращение к материализму эпохи в целом, но и глубочайшее неудовлетворение ирландской жизнью и политикой. Он убедился, что все жертвы, принесенные на алтарь ирландской свободы, были напрасны. Достигнутая в стране демократия оказалась"властью черни", безразличной к духовности и культуре. Он клюнул на антибуржуазную демагогию фашистов и даже написал для них"Три маршевых песни", где были такие слова: О, любые старые слова подойдут".

Йейтса называют человеком поздней жатвы. Выпуская в году второе издание"Видения", он писал другу: Для меня она - последний акт защиты против хаоса мира, и я надеюсь, что еще десять лет смогу писать, укрепившись на этом рубеже". Как это похоже на строки юного Китса, восклицавшего в году: Еще меньше времени было в запасе у семидесятидвухлетнего Йейтса. В декабре годы он пишет свою последнюю пьесу"Смерть Кухулина", а через две недели неожиданно заболевает, и 26 января года наступает развязка.

Эта была красивая, героическая кончина - смерть непобежденного. До последних дней Йейтс греб против течения, пел не в лад с хором. В глазах авангардных, политически ангажированных поэтов тридцатых годов он выглядел нелепым анахронизмом.

Extinction